Содержание
  1. О трагедии на пароме Карякина возле Озер
  2. Список погибших
  3. Списки детей, оставшихся круглыми сиротами после трагедии
  4. Реакция на трагедию. Сбор средств и организация Комитета помощи родственникам погибших
  5. Заключение

Просматривая метрические книги по Каширскому уезду за 1895 год, замечено, что во многих селениях 23-м сентября встречаются записи об утопленниках на Оке, причем, по несколько человек на село. Значит, 23 сентября 1895 года на Оке что-то случилось? Что?

Изначально эта статья планировалась просто как опубликование найденного источника – цикла статей из “Петербургского листка”. Но желание поделиться также и найденным дополнительно материалом, а также исправить ошибки и неточности других авторов по данному происшествию, побудили автора к написанию отдельной статьи. Источник будет оцифрован и опубликован дополнительно.

Итак, действительно, 23 сентября (5 октября – по новому стилю) 1895 года на Оке произошла крупная катастрофа – в районе села Озеры Коломенского уезда потерпел крушение паром Карякина, перевозивший людей из Озер на правый берег Оки – на каширскую сторону. Тогда в результате данного происшествия погибло более 40 человек. На место происшествия выехал из Петербурга корреспондент “Петербургского листка” (подписывался как “Жвт.”), опубликовавший впоследствии в “Петербургском листке” цикл статей об этом событии.

Данный цикл статей особенно ценен тем, что содержит список погибших в той катастрофе (что важно при генеалогическом поиске). Также статьи имеют ценность как источник для краеведа, поскольку в них содержится в том числе описание села Озеры Коломенского уезда в 1895 году.

Восстанавливая канву событий, хотелось бы обратить внимание на неточности и искажения, которые встречаются в материалах, уже опубликованных другими исследователями, и исправить эти недостоверные сведения – речь идет о статье коломенского краеведа В. Я. Ярхо “Золотые берега на Оке. История переправ и понтонного моста близ города Озёры” 1. Искажения и неточности, допущенные им, необходимо рассмотреть в рамках данной статьи, чтобы данные о событии на Оке были приведены правильные и не вводили более никого в заблуждение.

Оглавление

О трагедии на пароме Карякина возле Озер

23 сентября (5 октября) 1895 года паром фабриканта Карякина на Оке в районе села Озеры Коломенского уезда потерпел крушение, унеся с собой жизни не одного десятка человек.

У В. Я. Ярхо:

В. Я. Ярхо, “Золотые берега на Оке. История переправ и понтонного моста близ города Озёры”:

“Так было и 22 сентября 1895 г.: на фабриках выдали плату за неделю, день был базарный, на берегу у редькинского перевоза собралась огромная толпа народа, рядами стояли телеги и целый табун лошадей”.

Катастрофа случилась не 22, а 23 сентября 1895 года, поскольку корреспондент “Петербургского листка” неоднократно отмечает, что это был субботний день, и люди торопились на службу в храм:

“Катастрофа произошла именно в субботу вечером, когда толпы каширцев спешили переехать на пароме к домам. …” 2.

И действительно,  “Всеобщий календарь на 1895 год” 3 подтверждает то, что 23 сентября – это суббота:

23 сентября. Источник: Всеобщий календарь на 1895 год. - Санкт-Петербург: типография Эдуарда Гоппе, Вознесенский просп № 58, 1894.
23 сентября. Источник: Всеобщий календарь на 1895 год. – Санкт-Петербург: типография Эдуарда Гоппе, Вознесенский просп № 58, 1894.

При этом тезис о том, что катастрофа случилась 23 сентября, также подтверждается массой записей о смерти в метрических книгах (большинство датированы 23 сентября), закрепленными отношением исправляющего должность станового пристава Каширского уезда, датированным 24 сентября (номер 1513) 4. Это значит, что гибель всех людей, у кого в метрической записи о смерти имеется отношение станового пристава номер 1513, рассматривалась в рамках одного следственного мероприятия (даже если в метрическое книге дата смерти указана более поздней датой).

Данные обстоятельства также подтверждаются в деле о крушении парома, хранящемся в Государственном архиве Тульской области. Приложенные к делу документы, в том числе полицейские документы, подтверждают, что несчастье случилось 23 сентября, а не 22-го.

Так, в телеграмме в Тулу в канцелярию губернатора от Каширского уездного исправника Андреевского сказано:

“23 вечером на переправе чрез Оку против фабрики Корякиных затонул паром погибло до 100 человек отправляюсь на место происшествия подробности почтою. Исправник Андреевский” [[[[[Государственный архив Тульской области (ГАТО). Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 1.]]]]]].

Из Тулы о случившемся был сделан доклад министру внутренних дел.

Таким образом, мы видим, что трагедия случилась не 22 сентября, как утверждает В. Я. Ярхо, а 23 сентября, что имеет большое значение не только для установления исторической правды, но и также достоверной информации о дне памяти погибших.

Итак, как же случилось затопление парома?

В 6 часов вечера 23 сентября 1895 года, после завершения работ на фабриках Моргунова, Щербаковых и прочих в Озерах, работники данных предприятий, проживающие на “каширской стороне” (селения через Оку, напротив Озер), торопясь домой на три дня праздников (24, 25 и 26 сентября), собрались на берегу у переправы Карякина. На берегу скопилась огромная толпа и, согласно рапорту министру внутренних дел, “не пускать народ на паром, с силой ломившийся на него, не было возможности, и переполненный народом паром, с наступлением утяжеления, отчалил от берега” 5. При этом, в докладе начальнику Тульской губернии сообщено, что на пароме в общей сложности присутствовало более 300 человек 6.

Река Ока - мост между Озерами и Клишино, 2007 год. Фотография Залата Т. К.
Река Ока – мост между Озерами и Клишино, 2007 год. Фотография Залата Т. К.

В том же докладе указано, что такое количество народа на паром было пущено с разрешения старшего перевозчика, собиравшего деньги, вопреки опасениям помощника перевозчика. При этом люди на пароме обращали уже внимание на то, что народа слишком много и что никогда такого количества людей паром не перевозил. Тогда старший перевозчик предложил сойти людям с парома, но сошли всего двое 7.

В пути паром от тяжести стал крениться от того, что в лодки набиралось все больше воды 8, задняя часть парома осела в воду, народ бросился в панике в переднюю часть, и, когда до противоположного берега оставалось 3 сажени (6,4 метра; это согласно черновику рапорта; по другим данным – 10-12 сажен, т. е. 21 – 23 метра 8, см. также “Петербургский листок”), паром стал “моментально тонуть” 8, и народ, спасаясь, стал топить друг друга. По свидетельствам очевидцев, хотя катастрофа и произошла недалеко от берега, но течение реки здесь быстрое.

Один из утонувших, крестьянин села Таптыково Устин Антонов, сам спас 12 человек, прежде чем, обессилев, утонуть 9.

Помощи тонущим ждать было неоткуда, поскольку лодки находились на довольно далеком расстоянии от берега. Лишь услышав крики, на берег Оки сбежался народ из Редькина и с фабрики Карякиных, чтобы помочь.

Примерный район катастрофы с паромом 23 сентября (5 октября) 1895 года (Ока напротив сельца Редькино) на карте 1853 года.
Примерный район катастрофы с паромом 23 сентября (5 октября) 1895 года (Ока напротив сельца Редькино) на карте 1853 года.

Здесь интересно обратиться уже к “Петербургскому листку” насчет помощи с фабрики Карякиных:

“Почему фабрикант Карякин, содержащий перевоз, не позаботился иметь, на всякий случай, хоть лодку с гребцом? Почему паромные лодки были не осмолены? Почему с фабрики Карякина не было подано утопающим никакой помощи?”

Как видим, по крайней мере, люди с фабрики Карякина пришли на помочь.

Каким образом помогали тонущим?

На берегу лежали бревна, и прибежавшие на помощь стали их кидать в воду тонущим [[[[[ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 7; Петербургский листок.]]]]]]. “Отчего много народа на этих бревнах и спаслось, а иных вытаскивал прибежавший народ” [[[[[ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 7 об.]]]]]].

См. также “Петербургский листок” (рассказ непосредственного участника событий):

“Стали мы кидать с берега бревна в воду. Бревна-то кому на голову попали, пришибали, значит, зато другие хватались за них. Кой-кто спасся. Выходили на берег, а большей частью не доплывали!”

“— Послушай, Никита 10, нельзя ли мне повидать кого-нибудь из бывших на пароме и спасшихся. Пусть расскажет, что помнит. — Отчего же. Да мой сусед спасся на бревне. Он вам все расскажет”.

Можно допускать скепсис в отношении возможности кидать далеко тяжелые бревна в Оку, но речь идет о фиксации данного события не только в прессе, но и в официальных документах. Кроме того, красноречивее всего о правдивости данного факта говорит наличие выживших, спасшихся на бревнах, а также то обстоятельство, что если паром затонул в 10 – 12 саженях от берега (это примерно 21 – 23 метра), то это сравнительно недалеко, учитывая, что кто-то из тонущих мог оказаться и ближе к берегу (учитывая то, что бревна “долетали” до тонущих и кому-то “и на голову попали”). При этом мы не знаем, какого размера были данные бревна.

Ока в районе села Васильево Коломенского района. 2007 год. Фотография Залата Т. К.
Ока в районе села Васильево Коломенского района. 2007 год. Фотография Залата Т. К.

К 7 часам вечера 23 сентября достали уже 12 трупов.

Трупы продолжали искать и 24 сентября “при громадном стечении народа”. Большую помощь в поисках оказывал также пристав полиции 2 стана Коломенского уезда [[[[[ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 9.]]]]]]. По всей видимости, им был Константин Степанович Энгелейко 11, находившийся в квартире станового пристава в Озерах.

После катастрофы паром извлекли из воды. Паром был признан годным к употреблению, начальник судоходной станции обратил внимание на то, что оптимальное число людей для перевозки на этом пароме – 150 человек [[[[[ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 9.]]]]]] (а было на пароме, напомним, по официальным данным, более 300 человек).

Согласно рапорту министру внутренних дел от 27 сентября (9 октября) 1895 года, в 20 верстах от Каширы, на переправе через Оку у села Редькино напротив фабрики Карякиных затонул паром. Паром принадлежал В. Карякину, и, согласно рапорту, использовался владельцем главным образом для перевозки своего товара (“для собственных фабричных нужд” зачеркнуто) [[[[[ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 2 об.]]]]]].

Также в докладе начальнику Тульской губернии было сказано, что Карякины “паром содержат исключительно для себя, но перевозят и посторонних; плату берут: с лошади 15 копеек и с пешего человека – 2 копейки, а некоторых и даром” [[[[[ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 6.]]]]]].

Согласно статье в “Петербургском листке”, в 1893 году инженер Китаев на свой собственный счет построил плашкоутный мост через Оку для бесплатного проезда.

Между корреспондентом “Петербургского листка” и “осведомленным лицом” состоялся такой диалог:

– Правда ли, что коломенское земство потребовало от г. Китаева убрать этот мост после того, как он два месяца служил превосходной переправой для обывателей и оказался прочным, удобным, прекрасным во всех отношениях?

– Правда.

— Правда-ли, что в деле упразднения моста были личные интересы содержателя перевоза Петра Федотова? – спросили мы людей сведущих.

— Правда.

— И этот Петр Федотов нажил каменные дома?

— Нажил.

— А где же мост?

— Г[осподин] Китаев принужден был убрать мост в речку Смедовку [[[[[В источнике – «Слидовку». – Прим. Залата Т. К.]]]]], где была устроена мельничная турбина (запруда); однажды ночью турбину прорвало, и все плашкоуты моста разнесло в щепы.

— А случаи прорыва турбины бывали раньше?

— Никогда.

— А после?

— Также никогда.

— Значит, это единственный случай?

— Единственный.

Таким образом, проанализировав архивный источник и статью из “Петербургского листка”, мы видим, что основная нагрузка на паром Карякина шла всё же коммерческая, а не пассажирская. И интервью корреспондента “Петербургского листка” касалось более господина Федотова. Конечно, Василий Карякин имел доход с перевозки пассажиров, но все же нельзя, учитывая данные источников, обвинять его в прямой заинтересованности в уничтожении китаевского моста и наживе на пассажироперевозках.

В. Я. Ярхо, “Золотые берега на Оке. История переправ и понтонного моста близ города Озёры”:

“После того как клишинские паромщики благополучно избавились от понтонного моста, минуло ещё два года. За это время нагрузка на перевозы всё увеличивалась, безмерно радуя господ Федотова и Карякина. По субботам, когда с фабрик люди уходили по деревням проведать родню, паром набивался полнехоньким, и каждый рейс приносил владельцу солидный доход”.

Вес официального источника, ложащегося на стол министра внутренних дел, о трагедии, которая, забегая вперед, скажем, дошла до членов августейшей семьи, и газетной статьи, содержащей субъективное мнение корреспондента и опрошенных им лиц, как источника явно побеждает газетную статью. При этом автор здесь говорит все же о субботах, а 22 сентября 1895 года субботой никак не могло быть.

Список погибших

Информация о погибших собрана из нескольких источников: метрические книги, данные “Петербургского листка” и дело о крушении парома (ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145.). Если в одном источнике было информации недостаточно, то она дополняется данными из другого источника. Список приведен неполный.

Богатищевская волость Каширского уезда

Село Большое Руново и сельцо Малое Руново

  1. Михаил Андреевич Гуськов, мальчик, 15 лет. При живых родителях, у которых осталась дочь 17 лет и три сына от 10 лет и моложе. По “Петербургскому листку” он из Малого Руново: «три молодые девушки, работницы семей, и мальчик — опора больного отца: Домна Алексеева 16 лет, Дарья Васильева, 15 ½ лет, Настасья Егорова, 16 лет, Михаил Андреев, 15 лет; горе родителей, лишившихся подростков-детей, трудно описать». – цит. «Петербургский листок», 1895, № 269, стр. 2.
  2. Андрей Сергеевич Барков. 35 лет — крестьянин села Руново Каширского уезда (данные по метрической книге; в «Петербургском листке»: «Село Большое Руново потеряло:… целая семья Барковых: супруги Андрей, Анна и отец Егор»).
  3. Анна Михайловна Баркова, 23 года — жена Андрея Сергеевича Баркова, крестьянина села Руново Каширского уезда (данные по метрической книге; в «Петербургском листке»: «Село Большое Руново потеряло:… целая семья Барковых: супруги Андрей, Анна и отец Егор»).
  4. Егор Алексеевич Барков. 21 год — крестьянин села Руново Каширского уезда (данные по метрической книге; в «Петербургском листке»: «Село Большое Руново потеряло:… целая семья Барковых: супруги Андрей, Анна и отец Егор»). Все трое Барковы жили в одной семье Сергея Баркова; после мужа и жены Барковых остались круглые сироты: дочь Прасковья 8 лет и сын Иван 2 лет; после Егора Баркова осталась вдова Пелагея Ивановна 18 лет. Семью в настоящее время составляют: 1) Сергей Барков 68 лет. Жена его Домна 68 лет. 2) Старший сын их Алексей 42 года с женой и детьми тремя мальчиками 13, 9 и 6 лет и девочкой 2 лет и вдовой погибшего Егора Алексеева. 3) Третий сын Николай 21 год с женой и 4) сироты погибшего старшего сына Андрея с женой, [детьми] Прасковьей 8 лет и Иваном 2 лет. Семья живет зажиточно.
  5. Анна Федоровна Артамонова, вдова, у которой остались двое круглых сирот, дочерей 5 и 2 лет. Жила в семье своего умершего мужа, которая состоит из отца Алексея Артамонова 55 лет, его жены 55 лет и пяти сыновей Федора 28 лет, Спиридона 25 лет, Игната 16 лет, Архипа 13 лет и пятого 10 лет. Анне было, очевидно, 28 лет.
  6. Степан Герасимович Климов. После него осталась вдова Марфа Павлова 30 лет и четверо полусирот девочек 13, 10, 7 и 1 года; жили в семье отца Степана Герасимовича Климова 55 лет, у коего жена Марфа и сыновья Михаил 40 лет, Петр 23 года (на военной службе) и Егор 15 лет, из которых Михаил имеет жену и детей: одного мальчика 3 года и 3 девочек 10,5 и 1 года. Погибшему было 32 года (данные по метрической книге), в “Петербургском листке – «Село Большое Руново потеряло Степана Герасимова, молодого хозяина 38 лет, оставившего без всяких средств вдову с малолетними детьми». – цит. «Петербургский листок», 1895, № 269, стр. 2.
  7. Филипп Иванович Артамонов.
  8. Татьяна Ивановна Артамонова. Жена его. Детей от них не осталось, жили в семье отца Ивана Артамонова 55 лет, имеющего жену 53 лет и двух сыновей – Егора 15 лет и Дмитрия 10 лет.
  9. Татьяна Ивановна Антонова, 28 лет — жена крестьянина Филиппа Ивановича Антонова, село Руново Каширского уезда (данные по метрической книге; по «Петербургскому листку»: «Татьяна Иванова, 25 лет, оставившая мужа, который помешался с горя над ее трупом»). Возможно, речь идет о Татьяне Ивановне Артамоновой, но тогда неясно, о каком муже, помешавшимся над трупом, идет речь, если по рапорту от 10 октября 1895 года (по ст. стилю) муж тоже погиб.
  10. Филипп Иванович Марков, 25 лет — крестьянин села Руново Каширского уезда.
  11. Степан Захарович Антонов, 39 лет (данные по метрической книге: по «Петербургскому листку»: «Сельцо Малое Руново [потеряло]: … Степан Захаров, 39 лет, оставивший вдову с 5 детьми»).
  12. Василиса Степановна Антонова, дочь его девушка. После Степана Антонова осталась вдова его 35 лет и двое полусирот дочерей – 7 лет и 6 месяцев, кроме того, в этой же семье живет вдова сына погибшего Алена с двумя полусиротами сыновьями 15 и 9 лет. Таким образом, семья эта потеряла единственного взрослого мужчину-кормильца; живут очень бедно. По метрической книге ей 17 лет; по «Петербургскому листку»: «Василиса Степанова, молодая девушка, едва достигшая 17-летнего возраста и сделавшаяся поддержкой семьи, очень бедной».
  13. Настасья Егорова, 16 лет — крестьянка сельца Малое Руново (данные по «Петербургский листок», 1895, № 269, стр. 2).
  14. Мария Захаровна Медведева, девушка, 17 лет — дочь крестьянина Захара Александровича Медведева села Руново Каширского уезда. Происходит из д. Зубово той же волости, жила в семье отца своего при матери, братьях 20 и 11 лет и сестре 8 лет. Семья занимается сапожным мастерством.
  15. Андрей Павлович Бараненков (Бороненков). После него осталась вдова Акулина Максимовна 28 лет и двое полусирот мальчиков 2 лет и 6 месяцев, в той же семье проживают мать Андрея Павловича Прасковья 56 лет, бабка его Василиса 90 лет и отец его Павел Сергеевич 56 лет, пьяница, служащий обузой семьи, так, что погибший Андрей Павлович был единственным кормильцем семьи. По «Петербургскому листку»: «Андрей Павлов Бороненков, молодой 28-летний парень, кормилец 14 душ!».
  16. Иван Петрович Розанов, 35 лет. Возможно, речь идет также об Иване Петровиче Бессонове. См. Иван Петрович Безсонов, 35 лет — крестьянин, село Руново Каширского уезда (данные по метрической книге; в «Петербургском листке»: «Село Большое Руново потеряло… Ивана Петрова, 31 года, недавно женившегося и кормившего жену с ребенком и родителей».).
  17. Мария Семеновна Розанова, «молодая женщина, оставившая мужа и детей», (данные по «Петербургскому листку»), 25 лет, его сноха, труп которой не найден (на 10 октября 1895 года по старому стилю). После Ивана Розанова осталась вдова 34 лет с пасынком Степаном 12 лет и дочерью 2 лет. После Марии Розановой остался муж ее, а Ивана Петрова – брат Василий 25 лет бездетный. Погибшие проживали в семье отца Петра Розанова 65 лет, так что в настоящее время семью составляют: 1) Петр Розанов 2) Старший сын его Алексей 42 лет 3) Третий сын Максим 30 лет с женой 30 лет и детьми 8 и 5 лет 4) Четвертый сын вдовец Василий и 5) вдова второго сына Ивана 34 года с пасынком 12 лет и дочерью 2 лет.
  18. Федосья Нестеровна Хохлова, 30 лет. После нее остался муж ее Киприан Хохлов 30 лет и полусироты мальчики: Дмитрий 8 лет, Иван 6 лет и дочь 3 лет, в том же семье проживает мать Хохловой Анна 56 лет. По метрической книге ей 29 лет. По «Петербургскому листку»: «По две жертвы приходится на села: 1) Редькино, потерявшее двух молодых баб, двух Федосий: Федорову и Нестерову; первой 28 лет, второй 32, обе замужние; обе имеющие детей».
  19. Анна Сергеевна Еремина, 22 года — крестьянка села Руново Каширского уезда (данные по метрической книге: по «Петербургскому листку»: «Сельцо Малое Руново [потеряло]: … Анна Федорова, молодая 27-летняя сноха, на которой держалось хозяйство»).

Сельцо Большое Редькино

  1. Федосья Федоровна Глухова, 32 года, вдова. После нее осталась круглая сирота дочь Анна 4 лет. Глухова жила в семье отца ее умершего мужа – Петра Глухова, у которого жена, два сына 18 и 14 лет и две дочери 4 и 2 лет. По «Петербургскому листку»: «По две жертвы приходится на села: 1) Редькино, потерявшее двух молодых баб, двух Федосий: Федорову и Нестерову; первой 28 лет, второй 32, обе замужние; обе имеющие детей».

Сельцо Малое Руново

  1. Никита Тимофеевич Крендельщиков, 25 лет. Возраст также подтверждается по метрической книге. По «Петербургскому листку»: «Сельцо Малое Руново [потеряло]: (1 — 2) отец и дочь Крендельщиковы, работавшие вместе на мануфактуре Щербаковых; дома оставались малолетние дети, потерявшие недавно мать; теперь они потеряли отца и старшую сестру; положение ужасное». Возможно, в “Петербургском листке” ошибка, ведь в рапорте Крендельщиковы – муж и жена, а не отец и дочь.
  2. Варвара Никитична Крендельщикова, 24 года. Жена его. После них осталась круглая сирота дочь их Степанида 5 лет. Они жили в семье Крендельщиковых, семью в настоящее время составляют: 1) Тимофей Крендельщиков, 50 лет и жена его Акулина 47 лет. 2) сын Нефед 12 лет. 3) дочери Агафья 10 лет, Прасковья 8 лет и Нелида 5 лет и 4) круглая сирота Степанида 5 лет. Семья эта лишилась главного кормильца семьи, так как из всего двора Тимофей убогий и способен служить только сторожем. По «Петербургскому листку»: «Сельцо Малое Руново [потеряло]: (1 — 2) отец и дочь Крендельщиковы, работавшие вместе на мануфактуре Щербаковых; дома оставались малолетние дети, потерявшие недавно мать; теперь они потеряли отца и старшую сестру; положение ужасное». Возможно, в “Петербургском листке” ошибка, ведь в рапорте Крендельщиковы – муж и жена, а не отец и дочь.
  3. Дарья Васильевна Мохова, 17 лет, девушка, при живых родителях, у которых остался сын 11 лет; они живут нераздельно с братом отца Моховой, имеющим жену и трех сыновей 18, 11 и 6 лет (это информация из рапорта). По “Петербургскому листку” ей, видимо, 15 ½ («три молодые девушки, работницы семей, и мальчик — опора больного отца: Домна Алексеева 16 лет, Дарья Васильева, 15 ½ лет, Настасья Егорова, 16 лет, Михаил Андреев, 15 лет; горе родителей, лишившихся подростков-детей, трудно описать». – цит. «Петербургский листок», 1895, № 269, стр. 2).
  4. Домна Алексеевна Кузнецова, 17 лет, девушка, при живых отце и матери, у которых остался сын 12 лет, и двух дочерях, 10 и 8 лет, и которые живут с братом отца Кузнецовой, имеющим жену 23 лет и дочь 3 месяцев (это информация из рапорта). «Три молодые девушки, работницы семей, и мальчик — опора больного отца: Домна Алексеева 16 лет, Дарья Васильева, 15 ½ лет, Настасья Егорова, 16 лет, Михаил Андреев, 15 лет; горе родителей, лишившихся подростков-детей, трудно описать». – цит. «Петербургский листок», 1895, № 269, стр. 2.

Сельцо Воскресенское Каширского уезда

  1. Павел Иванович Гусев.
  2. Татьяна Александровна Гусева, жена его, после них детей не осталось. Семью составляют отец Павла Гусева 45 лет, жена его и мать 75 лет и дочь 18 лет.
  3. Александра Григорьевна Горячева, 35 лет. После нее остался муж Павел Горячев 46 лет, три мальчика полусирот 9, 7 и 2 лет и дочь 11 лет; в этой же семье живет и мать Павла Горячева, Марфа Ивановна, 50 лет.

Сельцо Кореньково Каширского уезда

  1. Анна Сергеевна Кондратьева, 21 год. После нее остался муж ее Василий Егорович, 23 года, детей не осталось. Семью составляют: 1) Егор Кондратьев, 65 лет 2) старший сын его Максим 36 лет с женой и шестью детьми 3) второй сын вдовец, муж погибшей Василий 23 лет и 4) третий сын Семен с женой и 5) четвертый сын Иван 19 лет.

Село Богатищево Каширского уезда

  1. Анна Васильевна Никитина, 24 лет. После нее остался муж Василий Никитин, бездетный, живущий в семье своего отца Никиты Данилова 55 лет и матери, у которых, кроме него, двое сыновей 5 и 3 лет. По метрической книге ей 25 лет; «По одной жертве потеряли следующие села:… Богатищево — молодую женщину Анну Васильеву, 22 лет» (“Петербургский листок”). Список, опубликованный в “Петербургском листке, был составлен ранее, поэтому данные о второй погибшей из Богатищево – Ольге Андреевне – в нем отсутствуют.
  2. Ольга Андреевна Позвонкова (Дондукова тож), 24 лет (по другой информации, ей 25 лет). Послк нее остался муж Владимир Васильев 26 лет и сын Семен 3 лет, живущие у матери Андреевой Акулины Яковлевны 65 лет. Муж Андреевой принадлежит к обществу д. Горок Ямскослободской волости, а живет у одинокой матери жены на ее наделе в с. Богатищево.

Деревня Круглинки Каширского уезда

  1. Авдотья Константиновна Макарова, 28 лет. После нее остался муж Сергей Демидович 30 лет и сын Сергей 9 лет. Вдовей Демидов с сыном живет в семье своего отца 65 лет и матери, при которых два брата его отца Дмитрий 60 дет и Михаил 30 лет.

Сельцо Знаменское, Черная деревня тож, Каширского уезда

  1. Стефанида Николаевна Баранова, 18 лет — жена Дмитрия Ермилиева Баранова, крестьянина собственника сельца Знаменское, Черная деревня тож, Каширского уезда (данные по метрической книге; по «Петербургскому листку»: «Сельцо Знаменское потеряло пять жертв, из них двух кормильцев семей—мужей, и трех отроков, помогавших родителям: Александр Баранов и Степан Гусев оставили 9 сирот; Александр Николаев, 15 лет; Наталья Лазарева, 17 лет, и Ульяна Васильева, 16 лет, оплакиваются родителями»).
  2. Ульяна Васильевна Казакова, 16 лет, девица (т. е. незамужняя), дочь Василия Филиппова Казакова, государственного крестьянина сельца Знаменское, Черная деревня тож, Каширского уезда (данные по метрической книге; по «Петербургскому листку»: «Сельцо Знаменское потеряло пять жертв, из них двух кормильцев семей—мужей, и трех отроков, помогавших родителям: Александр Баранов и Степан Гусев оставили 9 сирот; Александр Николаев, 15 лет; Наталья Лазарева, 17 лет, и Ульяна Васильева, 16 лет, оплакиваются родителями»).
  3. Александра Николаевна Казакова, 15 лет, девица (т. е. незамужняя) — дочь Николая Архипова Казакова, государственного крестьянина сельца Знаменское, Черная деревня тож, Каширского уезда (данные по метрической книге; по «Петербургскому листку»: «Сельцо Знаменское потеряло пять жертв, из них двух кормильцев семей—мужей, и трех отроков, помогавших родителям: Александр Баранов и Степан Гусев оставили 9 сирот; Александр Николаев, 15 лет; Наталья Лазарева, 17 лет, и Ульяна Васильева, 16 лет, оплакиваются родителями»).
  4. Наталия Лазарева Быкова, 17 лет, девица (т. е. незамужняя) — дочь Лазаря Игнатьева, крестьянина сельца Знаменское, Черная деревня тож, Каширского уезда (данные по метрической книге; по «Петербургскому листку»: «Сельцо Знаменское потеряло пять жертв, из них двух кормильцев семей—мужей, и трех отроков, помогавших родителям: Александр Баранов и Степан Гусев оставили 9 сирот; Александр Николаев, 15 лет; Наталья Лазарева, 17 лет, и Ульяна Васильева, 16 лет, оплакиваются родителями»). В другом источнике – крестьяне сельца Андреевское.
  5. Александра Ивановна Баранова, 15 лет, девица (т. е. незамужняя) — дочь Ивана Иванова Баранова, крестьянина сельца Знаменское, Черная деревня тож, Каширского уезда (данные по метрической книге; по «Петербургскому листку»: «Сельцо Знаменское потеряло пять жертв, из них двух кормильцев семей—мужей, и трех отроков, помогавших родителям: Александр Баранов и Степан Гусев оставили 9 сирот; Александр Николаев, 15 лет; Наталья Лазарева, 17 лет, и Ульяна Васильева, 16 лет, оплакиваются родителями»).

деревня Хитровка Каширского уезда

  1. Анна Спиридоновна Шишкина, 16 лет, девица (т. е. незамужняя) — дочь Спиридона Васильева Шишкино, отставного рядового деревни Хитровки Каширского уезда.

сельцо Андреевское Каширского уезда

  1. Дарья Дмитриевна, 15 лет, девица — дочь Дмитрия Филимонова, крестьянина сельца Андреевское Каширского уезда (данные по метрической книге; «По одной жертве потеряли следующие села:… и, наконец, 8) село Андреевское потеряло девочку Дарью Дмитриеву 15 ½ лет»).

Ямско-слободская волость

село Баскачи Каширского уезда

  1. Василиса Викторовна Смирнова. Отец Виктор Архипов 31 год, мать Авдотья Михайловна 29 лет, братья Егор 13 лет, Никита 8 лет и Григорий 1 год.
  2. Степан Степанович Новиков. Жена Наталья Егорова 32 года, дети: Варвара 6 лет и Иван 3 года. Мать Ирина Ивановна 60 лет, брат Василий 19 лет, сестра Пелагея 20 лет.

сельцо Новоселки Каширского уезда

  1. Захар Григорьевич Мельников. Жена Татьяна Алексеевна 25 лет, дети Василий 4 лет, Прасковья 10 лет. Отец Григорий Фролов 50 лет, мать – Анисья Михайловна 48 лет. Сестры Аграфена 15 лет, Прасковья 13 лет и Екатерина 12 лет.

село Грабченки Каширского уезда

  1. Степанида Игнатьевна Кулешева. Муж Василий Михайлович Кулешев 40 лет, дети его Настасья 14 лет, Федосья 10 лет и Ольга 6 лет.
  2. Пелагея Васильевна, дочь ее.

Кончинская волость Каширского уезда

село Таптыково Каширского уезда

  1. Устин Антонов (героически погиб, спасая других). Жена Ирина Алексеевна 34 года, мать Анна Ивановна 70 лет, сестра девица Настасья 35 лет, слепая, дети Иона 6 лет и Терентий 7 месяцев.
  2. Василий Никитин. Жена Анна Ивановна 25 лет, мать Аграфена Леонова 55 лет, сестра Устинья Никитична, девица, 20 лет и дети Илья 3 лет и Любовь – 1 год.

Ростовецкая волость Каширского уезда

деревня Пурлово Каширского уезда

  1. Федор Павлович Русаков, 16 лет. Старший сын Павла Петровича и Авдотьи Русаковых 40 лет, у которых остались три сына: Андрей 13 лет, Степан 8 и Алексей 1 года, из коих Андрей слабоумный. Данные по «Петербургскому листку»: «По одной жертве потеряли следующие села:… Пурлово – мальчика Федора Русакова, 15 лет».

О материальном положении семей погибших

В отношении средств к поддержке существования наиболее нуждающимися были признаны семьи:

  • Антоновых (Артамоновых) в Большом Рунове, “где остались лишь две женщины вдовы с четырьмя малолетними детьми;
  • Бараненковых (Бороненковых) в Большом Рунове, “где остались без кормильца три женщины, из коих одной 90 лет и двое малолетних детей”;
  • Крендельщиковых в Малом Рунове, “где при одной женщине и пяти малолетних детях остался один взрослый мужчина, не вполне способный к труду” (дед Тимофей) 12.

При этом каширский земский начальник отмечал, что семьи, в коих остались круглые сироты, отдать их на воспитание в приют не пожелали 12.

Списки детей, оставшихся круглыми сиротами после трагедии

Список, составленный канцелярией Каширского предводителя дворянства 15 октября 1895 года (по старому стилю) 13.

  1. Анна Петрова, 4 лет, села Большое Руново;
  2. Акулина Естигнеева, 4 лет, села Большое Руново;
  3. Анна Евстигнеева, 2 лет, села Большое Руново;
  4. Прасковья Андреева, 7 лет, села Большое Руново;
  5. Иван Андреев, 2 года, села Большое Руново.
  6. Степанида Никитина, 3 года, сельцо Малое Руново (в другом источнике указано, что ей 5 лет).

Реакция на трагедию. Сбор средств и организация Комитета помощи родственникам погибших

Известно, что трагедия 23 октября 1895 года освещалась для широкой общественности на всю империю несколькими изданиями, среди них – “Петербургский листок”, о цикле статей в котором мы уже упоминали.

О трагедии на Оке возле Редькино и Озер узнала вся России, в том числе и члены венценосной семьи.

Так, узнав о трагедии, уже 12 октября 1895 года (по старому стилю), Великий князь Петр Николаевич и его супруга Милица Николаевна (Черногорская) препроводили губернатору Тульской губернии (Каширский уезд относился к Тульской губернии) Владимиру Карловичу Шлиппе двести рублей для раздачи семьям погибших, оставшихся без средств к существованию 14.

Великий Князь Петр Николаевич. Источник фотографии: Википедия.
Великий Князь Петр Николаевич. Источник фотографии: Википедия.
Великая княгиня Милица Николаевна. Источник: Википедия.
Великая княгиня Милица Николаевна. Источник: Википедия.

Почетный гражданин Карл Адамович Руммент (вероятно, речь идет о провизоре, владельце и управляющем провизоре гомеопатической аптеки в г. Вольмар в Лифляндии в 1905–1917 гг. 15) выступил с инициативой проведения благотворительного Рождественского бала в зале Дворянского собрания города Санкт-Петербурга, с обязательством по проведении бала уплатить пострадавшим семьям сумму в 500 рублей 16.

Редакция газеты “Новое время” собрала сумму в 587 рублей 14 копеек в пользу семьи “Розаренова” из Руново (то есть Ивана Петровича Розанова) и передала эти деньги на фабрику Щербакова в Озерах, где служила вдова 17.

Через контору “Московского листка” было собрано 1200 рублей, через контору “Петербургского листка” – 2061 рубль 18.

Вдова генерал-адъютанта генералы от артиллерии Елизавета Александровна Якимович пожертвовала 300 рублей 18.

Через Н. В. Маркова из Петербурга передано 178 рублей, от О. А. Лукошковой из Гатчины – 10 рублей. Сбор средств также был налажен в некоторых крупных структурах, например, в главном агентстве страхового общества “Россия”, училище Правоведения и в Центральном Российском Товариществе 19.

Тульский губернатор В. К. Шлиппе. Источник: Википедия.
Тульский губернатор В. К. Шлиппе. Источник: Википедия.

8 декабря 1895 года (предположительно; дата в источнике зачеркнута карандашом) по предложению тульского губернатора была создана Комиссия по распределению средств, поступивших семьям погибших при катастрофе 23 сентября 1895 года. Председателем Комиссии был каширский уездный предводитель дворянства Д. В. Ильин, члены Комиссии: земский начальник 3-го участка В. В. Карпов, исправляющий должность податного инспектора М. Н. Ласковский, председатель Каширской земской управы В. Д. Брянский, член земской управы А. Г. Бобынин 18.

Согласно Отчету комиссии, сумма пожертвований составила в общей сложности 4073 рубля 10 копеек (получено через тульского губернатора). Также на XXXI очередном Каширском земском собрании семьям погибших было назначено 430 рублей, а еще по почте 4 рубля от Д. А. Лебедева из Петербурга и Е. Потиной из Крапивны.

Комиссией было принято решение распределять полученные деньги не равномерно, а большее внимание уделять в первую очередь наиболее нуждающимся семьям. Все семьи были разделены на четыре разряда; в четвертый разряд вошли семьи, в которых не осталось после трагедии сирот.

Заключение

Интересно, сколько еще таких трагических страниц, потрясших когда-то всю Россию, сегодня лежат на полках истории? И это не просто страницы – это повод вспомнить 5 октября тех, кто погиб тогда на Оке…

Список литературы и источников, примечания
  1. Цит. по: Ярхо, В. Я. Золотые берега на Оке. История переправ и понтонного моста близ города Озёры // В Контакте: социальная сеть. – URL: https://vk.com/wall313517631_266 (дата обращения: 03.12.2023). Дата публикации: 16.03.2017.[]
  2. Петербургский листок. № 270. 1895. С. 2.[]
  3. Всеобщий календарь на 1895 год. – Санкт – Петербург: тип. Эдуарда Гоппе, 1895. – С. 33.[]
  4. Центральный государственный архив Московской области (ЦГАМО). Ф. 17И. Оп. 1. Д. 167. Л. 305.[]
  5. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 2 об., 6, 6 об.[]
  6. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 6 об.[]
  7. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 6 об. – 7.[]
  8. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 7.[][][]
  9. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 204 об.[]
  10. Корреспондент “Петербургского листка” интервьюировал рыбака Никиту Мочалина. – Залата Т. К.[]
  11. Адрес-календарь Московской губернии на 1895 год (Личный состав казенных, общественных и частных учреждений в Московской губ.). Москва: Типография губернского правления, 1895. С. 142.[]
  12. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 55.[][]
  13. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 57.[]
  14. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 82.[]
  15. Патудин, А. В. Мищенко, В. С. Летопись Российской гомеопатии (1894 – 1995). Москва, 2015. С. 214.[]
  16. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 132 об. – 133.[]
  17. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 190.[]
  18. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. 203.[][][]
  19. ГАТО. Ф. 90. Оп. 44 т. 1. Д. 38145. Л. л. 203 – 203 об.[]

Поделиться:

5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
5 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Indeets
1 месяц назад

Спасибо за статью! В Редькино можно было бы 5 октябьря организовать день памяти погибших и поминать их в храме…

Indeets
1 месяц назад

И по карте 1853 года выходит, что катастрофа произошла скорее, напротив Болотово, а не напротив села Озеры. Озеры подальше

Ирина
Ирина
1 месяц назад

Очень интересная статья! Спасибо.Хочу высказать свои мысли по поводу моста,который построил нженер Китаев. Мост был задействован 2 месяца и потом был разобран по указанию коломенского земства. Возможно он мешал судоходству по Оке?

5
0
Оставьте комментарий!x
Прокрутить вверх