Раскопки близ деревни Васильевское Ступинского района, поисковый отряд "Истокъ", 2017 год

Воздушный бой в не боевом районе

Воздушный бой в не боевом районе

(Материалы поисковой экспедиции ПО «Истокъ» в Ступинском районе в 2017 году).

Низамутдинов К.Ю.

командир поискового отряда «Истокъ», представитель ОО «Домодедовский краевед».

Великая Отечественная война разделила историю Советского Союза на «до» и «после» – страна, вступившая в это великое противостояние, вышла из него совершенно другой, при новом мировом порядке. В СССР появились понятия «довоенный» и «послевоенный», обозначив контраст в облике государства. Изменилась политика, экономика, изменились люди.  История мирового конфликта 1941-45гг. в свою очередь разделила нашу страну географически на две части, межу которыми прошла окончательная линия фронта. С запада простирается территория, подвергшаяся военным разрушениям и тяготам оккупации, а с востока – советский тыл.

При описании боевых действий в литературе много внимания уделяется именно той части страны, через которую прошла линия фронта. Тыл же остается «не боевой» территорией, но обеспечивающей всеми ресурсами армию.  Издания для широкого круга читателей освещают заслуги тыла в победе, перечисляя трудовые подвиги народа, но боевые действия в тыловых регионах описываются значительно реже и, как правило, в порядке исключения. Это не удивительно, ведь все основные события происходили на фронте.

Достаточно много боевых эпизодов в тыловых областях, приходится на воздушные бои. Возможности вражеской авиации позволяли наносить бомбовые удары далеко за линией фронта. Бомбардировкам подвергались не только города и промышленные предприятия восточного Подмосковья – хорошо известны вражеские налеты на Ярославль, Рыбинск, Рязань и другие стратегические объекты вдали от фронта.  Противовоздушная оборона СССР принимала все меры к пресечению вражеских налетов. В бой с немецкими самолетами вступала зенитная артиллерия и истребительная авиация.

Немецкая авиация активно действовала в тыловых районах Подмосковья с начала войны до лета 1943 года 1. В это время происходили воздушные бои, в результате которых были потери с обеих сторон. Многие советские летчики проявляли героизм, ценой собственной жизни уничтожая самолеты противника и пресекая бомбардировки.  Однако эти события в «не боевой» местности быстро забывались и уходили на дальний план. При обилии информации о боевых действиях на фронтах Великой Отечественной, воздушные бои в советском тылу освещены слабо. Не исключением является и Ступинский район – за  годы войны здесь засвидетельствован не один бой в небе, но мало кто об этом знает.

Один из забытых воздушных боев напомнил о себе летом 2017 года представителям поискового отряда «Истокъ» у деревни Васильевское в Ступинском районе Подмосковья.

В 2012 году автору стало известно о том, что в годы войны у д. Васильевское был сбит немецкий самолет. Местный житель сообщил следующее: «Наши истребители сбили двухмоторный немецкий самолет, который упал на опушке леса западнее деревни. Говорят, что одному летчику удалось выпрыгнуть, а другой погиб. Воронка на месте падения горела пару дней, там периодически что-то взрывалось, поэтому близко подходить боялись». О достоверности этих слов можно было только догадываться.

Раскопки у деревни Васильевское Ступинского района, поисковый отряд "Истокъ",2017 год

Попытка найти это место была предпринята только весной 2017 года. Обследование опушки леса и края поля северо-западнее деревни Васильевское дало результаты – при помощи металлодетектора найден фрагмент 20-миллиметровой пушечной авиационной гильзы германского производства и несколько мелких фрагментов обшивки самолета. В ходе дальнейших поисков найдено и место падения самолета. Оно локализовано в 80 метрах западнее, в лесу. На момент обнаружения воронка имела длину 13.5 м, ширину до 4 м и глубину не более 0.7м, залита водой. В южной части воронки по ее продольной оси прослеживалась неглубокая борозда длиной 3-4м, шириной от 0.2 до 0.4м, глубиной до 0.1м, вероятно являющаяся следом от удара крыла самолета.  На поверхности возле воронки найден фрагмент радиатора мотора германского производства.

Раскопки у деревни Васильевское Ступинского района, поисковый отряд "Истокъ",2017 год

Мы заинтересовались историей данного самолета и решили провести раскопки с целью установления обстоятельств, при которых он разбился. В первую очередь было необходимо установить дату происшествия и выяснить, кто мог его сбить, если речь идет о воздушном бое или работе зенитной артиллерии ПВО.  

Экспедиция  проходила в июне-июле того же года. В ходе работ локализована площадь залегания обломков, собраны поверхностные фрагменты самолета. Уже на данном этапе возникло предположение, что мы имеем дело с бомбардировщиком Хейнкель-111 (Не-111).  Очень скоро это подтвердилось при раскопках непосредственно воронки в месте столкновения самолета с землей – найдена заводская табличка с номером и типом машины, а также датой изготовления. Ее содержание показало, что это действительно самолет Хейнкель-111 с заводским номером 4245, построенный в июне 1941 года.  В ходе углубления раскопа стало понятно, что в прошлом основная часть обломков была извлечена и вывезена, остались только не большие фрагменты размером не более 20х20см, за редкими исключениями. К ним можно отнести часть амортизатора хвостового колеса, которая в длину достигает около 0.5м, а также обломки силовых конструкция рамы, длиной до 0.4м. Самой интересной находкой в северной части раскопа стал фрагмент редуктора мотора ЮМО-211 (№ F1/1057), с втулкой винта и остатками деревянных лопастей. Нужно отметить, что в немецком авиастроении широко применялись воздушные винты, изготовленные из высокопрочной фанеры. В нашем случае винт был именно фанерный. Данная находка находилась на дне воронки на глубине 3.1м от поверхности земли  в условиях повышенной влажности, благодаря чему сохранилась в прекрасном состоянии.  Сам мотор отсутствовал, что еще раз подтвердило факт предшествующих раскопок (местные жители сообщили, что раскопки проводились в 1960гг.,  вероятно с целью сбора металлолома). 

Раскопки возле деревни Васильевское Ступинского района, поисковый отряд "Истокъ",2017 год

 

Раскопки возле деревни Васильевское Ступинского района, поисковый отряд "Истокъ", 2017 год

 

Раскопки возле деревни Васильевское Ступинского района, поисковый отряд "Истокъ", 2017 год

 

Раскопки в северной части воронки показали, что углубление оставленное мотором, имеет вертикальный характер, а это свидетельствует о падении самолета практически под прямым углом к поверхности земли. По ее глубине можно сказать, что падение произошло со средней высоты, вероятно около 1000-2000м в состоянии пикирования или крутого штопора.  Далее работа перешла к центру воронки, где должны были находиться остатки кабины и остального салона самолета. Предстояло понять, оставался ли на борту экипаж. Кроме обломков фюзеляжа, в этом месте из земли было извлечено шесть пластин брони толщиной 5 мм, фрагменты электрооборудования и заводские шильды от приборов немецких производителей, в том числе SIEMENS и BOSCH. Здесь же найден осколок бакелитового цевья от пистолет-пулемета МР-38/40, который оставался в салоне на момент падения. В заполнении ямы, особенно на ее дне, встречалось множество гильз и пуль калибра 7.92 от разорвавшихся в огне патронов. Года изготовления на гильзах в пределах 1935 – 1941гг.  Также на дне раскопа обнаружено значительное количество разорванных гильз и осколков снарядов к 20мм авиационной пушке MG-FF, 1940 и 1941 годов изготовления. Среди остатков боекомплекта находились и троммель-магазины к пулеметам MG-15, а также части рожковых магазинов для пушки MG-FF. Судя по всему, все  боеприпасы сгорели в результате воспламенения топлива. Необходимо заметить, что некоторые гильзы калибра 7.92 были стрелянные, а это может подтверждать факт воздушного боя. Вопреки ожиданиям, человеческих останков обнаружено не было, не было и признаков их возможного наличия. 

Раскопки близ деревни Васильевское Ступинского района, поисковый отряд "Истокъ", 2017 год
Раскопки близ деревни Васильевское Ступинского района, поисковый отряд “Истокъ”, 2017 год

Раскопки перешли в южную часть воронки, где в землю врезался второй мотор самолета. Не исключалась возможность наличия информативных находок и в этом месте, которые могли бы добавить новых подробностей. Уже на глубине 1 метр из земли показались крупные обломки, обгоревшие и оплавленные.  Глина в этом месте была спекшаяся и окаменевшая при высокой температуре горения. Вместе с фрагментами самолета найден согнутый лом и обрывок стального троса, оставленные нашими предшественниками, которые бросили работу и не стали продолжать раскопки. Было понятно, что под нашими ногами в раскопе находится не тронутый левый мотор бомбардировщика.  Принято решение извлечь мотор и вывезти его с целью пополнения музейной экспозиции поискового отряда. Однако для осуществления этой задачи требовалось  дополнительное техническое оборудование. Экспедиция прервалась на некоторое время, и продолжилась при наличии всего необходимого.  

Раскопки возле деревни Васильевское Ступинского района, поисковый отряд "Истокъ",2017 год

Начались работы по освобождению мотора от грунта, в который он ушел на 3.2 метра вертикально. На поверхность извлекли обломки моторной рамы и радиатор. На последнем имеется шильда с указанием типа самолета – Heinkel-111 H-6. Среди прочих обломков обнаружились еще несколько заводских табличек с номером самолета, одна из которых имела другой номер – 4806, а дату – ноябрь 1941 года.

Постепенно мотор был обкопан со всех сторон и подготовлен к подъему на поверхность. Он оказался практически целым – разрушенной была только крышка и большая шестерня редуктора. Следует сказать, что  металл, дерево, резина и краска сохранились в отличном состоянии благодаря отсутствию доступа воздуха, остаткам масла и бензина в грунте вокруг мотора. Характерный запах топлива ощущался в раскопе во время работ. Некоторые детали были изготовлены из сплава, который быстро разлагается при высокой влажности –  к примеру, на моторе полностью разложились клапанные крышки, при этом шпильки и гайки, которыми они крепились, совсем не имели ржавчины.  Левый мотор – ЮМО-211 № F1/1061, изготовлен  в Лейпциге на предприятии «MMW» 2, о чем свидетельствует заводская шильда и фирменная эмблема.

Мотор MMW

Итак, раскопки завершились, а по их результатам сделаны предварительные выводы. Точно определен тип самолета и его номер, дата производства. Этого было достаточно для поиска архивной информации о судьбе бомбардировщика. Кроме того, сделанные нами находки позволили выявить другие полезные  обстоятельства: вероятно, экипаж не погиб в самолете; по каким-то причинам на борту оставлен пистолет-пулемет (который  предусмотрен на тот случай, если экипаж после высадки окажется во вражеском тылу); даты на гильзах и оборудовании говорили о том, что самолет разбился не ранее ноября 1941 года; стреляные гильзы наводили на мысль о воздушном бое; после падения самолета основная часть обломков вывезена.

Увы, у российских специалистов не оказалось сведений по самолету Хейнкель-111 с указанным номером, но зарубежные коллеги такую информацию любезно предоставили:

«25 июня 1942 года бомбардировщик Хейнкель-111 Н-6 с заводским номером 4245 и бортовым номером 5J+AL, из состава 4-й бомбардировочной эскадры «Генерал Вефер» (3./KG4) вылетел на задание в район Серпухова. Экипаж в составе четырех человек пропал без вести.

– пилот обер-ефрейтор Вальтер Хоффман (Walter Hoffman);

– наблюдатель ефрейтор Бруно Грандерат (Bruno Granderath);

–  бортрадист ефрейтор Герман Хойфлер (Hermann Heuffler);

–  бортмеханик ефрейтор Эгон Макке (Egon Macke)» 3.

По немецким сводкам потерь самолетов и экипажей был проверен и номер другого самолета, который значился на одной из найденных заводских табличек – 4806.  Бомбардировщик Хейнкель-111 Н-6  с таким номером из состава  53-й бомбардировочной эскадры «Легион Кондор» (1./ KG53),  был подбит зенитной артиллерией 27 февраля 1942 года, совершил посадку на аэродром Псков 4, судя по всему был списан и разобран на запчасти. Логично, что одна из его деталей оказалась на Не-111 с номером 4245 при ремонте.                                                                                                              

Таким образом, мы узнали основную информацию о бомбардировщике по заводскому номеру. Но самое главное – стала известна дата, когда самолет вылетел на боевое задание. Теперь предстояло сопоставить эти сведения с данными отечественных архивов. В оперативных сводках  6 корпуса ПВО должны были остаться упоминание об этом эпизоде боевых действий. И архивная работа дала положительный результат. Общая картина событий тех далеких дней стала проясняться.

Для начала стоит сказать, что 1942 год не был спокойным для Подмосковного неба, несмотря на то, что немцы потерпели поражение под Москвой и были отброшены от нее на 150-200 километров. По прежнему случались налеты на стратегические объекты области, хотя и не такие массированные как в 1941 году. С весны 1942 года чаще всего фиксировались одиночные самолеты противника, которые наносили точечные бомбовые удары либо вели разведку. Однако случались и крупные налеты, в которых участвовали группы бомбардировщиков 1.

Теперь обратимся к оперативным сводкам и журналу боевых действия 6 истребительного авиационного корпуса ПВО за 19-25 июня 1942 года:

-19-20 июня противник в зону боя истребительной авиации не входил 5;

– 21-23 июня из-за плохих метеоусловий полеты не проводились, противник в зоне боя истребительной авиации не появлялся 6;

– 24 июня: один самолет разведчик противника прошел на большой высоте за облаками севернее аэродрома  445 истребительного авиационного полка (Крутышки) 7;

– 25 июня:  в 1.35 на аэродром Малино один бомбардировщик противника сбросил 3 фугасные бомбы 8;  противник в ночное время 6-ю самолетами бомбил аэродром Клин 9;

– с 25 на 26 июня:  противник в ночное время  14-ю самолетами бомбил аэродром Липицы, сброшено до 65 бомб, повреждено лётное поле и 1 истребитель ЛаГГ-3;  летчики 178 истребительного авиационного полка (ИАП) провели 5 воздушных боев; лейтенант Рожков из 445 ИАП ночью юго-западнее Серпухова сбил 1 Хейнкель-111 10; капитан Тикунов из 178ИАП сбил Хейнкель-111 в районе Михнево в 22-15, падение самолета подтверждено с РП Михнево 11.

Из приведенных выше данных следует, что 25 июня после некоторого перерыва возобновились налеты вражеской авиации на военные объекты Подмосковья. Им предшествовала разведка с воздуха 24 июня. Истребительная авиация вела бои с самолетами противника, при этом зафиксировано два сбитых бомбардировщика Хейнкель-111, один из которых – в районе Михнево. Напомним, что д.Васильевское находится в 7 км от ст. Михнево, и в 6 км от п. Малино.

Капитан Иван Васильевич Тикунов
Капитан Иван Васильевич Тикунов

Более точные документальные координаты места падения «Хейнкеля» находим в журнале учета сбитых самолетов противника 178 истребительного авиаполка: «капитан Тикунов, вылетевший на перехват противника, произвел первую атаку восточнее Липицы 10 километров, последующими атаками «Ю-88» был подожжен. Последний беспорядочно сбросил бомбы и горящим упал в 10 километрах от Малино, у деревни Васильевское. На место падения выезжал начальник штаба 6 АК полковник Комаров.» 12 (прим. автора: ошибочно указано Юнкерс-88, что в дальнейшем отразилось в других документах).  Эти же сведения повторяются в журнале боевых донесений полка 13.

Краткое и не вполне точное описание воздушного боя капитана Тикунова с бомбардировщиком  Хейнкель-111  25 июня 1942 года можно найти в его наградном листе:  «25.6.1942г. в 21-50 при попытке налета группы вражеских бомбардировщиков на охраняемый объект  т.Тикунов первым врезался в группу самолетов противника, расстроил их боевой порядок и с первой атаки сбил самолет противника Ю-88, который врезался в землю в районе Малино. Экипаж самолета противника выбросился на парашютах и был взят в плен» 14.

После ознакомления с данными сведениями, можно было бы поставить точку в установлении истины – выяснено имя победителя в схватке, известен и вражеский экипаж, его цель. Но мы решили потянуть за ниточку расследования еще дальше в надежде отыскать новые подробности.  

Логично было предполагать, что такое событие, как сбитый немецкий самолет, не могло  остаться без внимания местных наземных служб.  Поэтому мы решили ознакомиться с документами истребительных батальонов НКВД, в деятельность которых помимо прочего входило и наблюдение за воздухом, охрана сбитых самолетов, поиск и поимка вражеских парашютистов.  Результаты не заставили себя ждать.

25 июня 1942 года, боец  Малинского 51-го истребительного батальона Савкин оказался свидетелем воздушного боя и сделал в журнале следующую запись: «в 22.00 над аэродромом сбит самолет, который загорелся и упал по наплавлению села Васильевское, был виден столб пламени и черный дым» 15.  Нет сомнений, что боец Савкин наблюдал бой капитана Тикунова с Хейнкелем-111, о котором мы ведем речь. Это подтверждается и другими документами, но данная запись ценна тем, что указывает на район заключительного этапа боя – над аэродромом Малино.   

Итак, воздушный бой наблюдался с земли, место падения вражеского бомбардировщика было сразу же замечено и предприняты соответствующие меры – отреагировали истребительные батальоны: 51-й Малинский 16  и 50-й Михневский. При этом основанные оперативные мероприятия выпали на Михневский батальон.  Группа бойцов выдвинулась в район падения самолета, но из-за отсутствия автотранспорта прибыла туда с запозданием – выпрыгнувшие немцы успели скрыться. В указанном районе обнаружили только 3 парашюта и труп одного из членов экипажа. В срочном порядке было организовано прочесывание лесных массивов с целью поиска беглецов. Позднее один их летчиков был задержан путевыми обходчиками на территории Михневского района и доставлен в райотдел НКВД 17.  Когда стало  ясно,  что парашютисты могли уйти достаточно далеко, в поисковых мероприятиях задействовали дополнительные силы – бойцов соседних истребительных батальонов и милицию на их территориях.  

Оперативно розыскные мероприятии по поимке членов экипажа сбитого 25 июня «Хейнкеля» продолжались до 3 июля 1942 года, оставлены лишь отдельные заставы, которые продолжили работу до 7 июля 18. Эти даты относятся к деятельности Серпуховского истребительного батальона, но по всей видимости, общая ситуация была аналогична. Поиски результатов не дали, а  судьба двух немецких летчиков осталась неизвестной.    

Еще один интересный момент из истории данного воздушного боя описан в книге Артема Драбкина «Я дрался на истребителе». В ней опубликованы воспоминания летчика 178 истребительного авиаполка Николая Денисовича Дудника, в которых он сообщает следующее:

«Летом 42-го года налеты продолжались. Немцы в основном летали на Ярославль и Горький. При этом они проходили наш аэродром. В июне подняли нас по тревоге. Взлетели командиры эскадрилий Григорьев и Тикунов, а я следом. Ночь была светлая, по выхлопным патрубкам я заметил группу. Вцепился взглядом в огонек, а он уходит влево. Я прижался — и за ним. Они, оказывается, заметили наш аэродром, и часть самолетов решила отбомбиться по нему. Я открыл огонь, когда подошел почти вплотную. Стрелки — по мне. В общем, ковырялся я с этим бомбардировщиком, пока снаряды не кончились. Горючее на исходе, я захожу на аэродром, а с него красная ракета — запрещают посадку. А куда я пойду, когда горючего нет? Ракета, пока она летит к земле, неплохо ее освещает, а пускали их часто, вот я по ним и зашел. Толчок, сел, остановился. Ко мне прибежали: «Ты куда сел! Аэродром разбомбили!» Подошел командир полка: «Самолет до утра не трогать». Утром посмотрел — весь аэродром в воронках! Как я в них не попал?! Это просто счастье… Утром оказалось, что я сбил этого «Юнкерса», и он упал возле Тарусы, а Григорьев и Тикунов сбили еще один самолет, упавший возле Каширы. Причем сбил его один, а второй не сбил. А я-то кто? Лейтенант… Мне командир полка говорит: «Дудник, ты еще только начинаешь летать, а эти двое никак не могут самолет поделить. Один говорит, что он сбил, другой, что он. Ты отдай им свой самолет». — «Пишите». Приписки? Нет! Могли не дописать, а приписать — нет» 19.

Хотя воспоминания не дают нам точную дату, а район боя указан как «Кашира», совершенно ясно, что речь идет именно о событиях 25 июня 1942 года – такое сочетание результатов боевых вылетов служит хорошим ориентиром для архивной работы 20.  Исходя из слов Николая Дудника, получается интересная ситуация – будто бы самолет, сбитый им лично, записали на счет Тикунова с Григорьевым. Где же истина? Скорей всего, где то посередине.  Явно в словах Николая Денисовича закралась какая то ошибка, ведь в тот день сбитый самолет Юнкерс-88 ему все же засчитали, что отражено в журнале учета сбитых самолетов 178 ИАП и журналом боевых действий 6 корпуса ПВО. Кроме этого, 27 июня в газете «Красная Звезда» вышла заметка о сбитых под Москвой самолетах за последние дни – фигурируют там и Тикунов и Дудник, но без Григорьева 21.

Если с заслугами летчиков Тикунова и Дудника какая то ясность все же есть, то персона Герасима Григорьев в данном случае требует разъяснения. Снова обратимся к архивным сведениям.

Григорьев Герасим Афанасьевич - Герой Советского Союза
Григорьев Герасим Афанасьевич – Герой Советского Союза

В журнале учета сбитых самолетов противника летчиками 178 авиаполка действительно есть запись о том, что Герой Советского Союза Герасим Афанасьевич Григорьев 25 июня 1942 года в 22ч. 05мин. на самолете И-16 после трех атак поджег самолет Юнкерс-88, который упал в 20 километрах северо-восточней 31-го поста ВНОС 12 (прим. автора: д.Барыбино, Серпуховский р-н). Аналогичная запись, лишенная подробностей есть и в журнале боевых донесений полка. Необходимо заметить, что на расстоянии 25 километров северо-восточней  поста ВНОС 22 №31, «случайным» образом расположен район д.Васильевское, где нашим отрядом был обнаружен сбитый Хейнкель.

Основываясь на полученной информации, логично было бы предположить, что 25 июня 1942 года в 10 часов вечера в районе Михнево – Малино было сбито два немецких самолета, один из которых на счету Григорьева, а другой – Тикунова.  При этом разницу в типах самолетов «Хейнкель» и «Юнкерс» по причинам путаницы в документах того времени, можно не принимать во внимание.  Тем не менее, есть основания считать, что в тот вечер в этих местах был сбит один вражеский бомбардировщик. 

Так за июнь месяц 1942 года ротный пункт ВНОС «Михнево» доложил только об одном сбитом самолете противника.  Кроме этого, лишь один сбитый самолет зафиксирован в журнале наблюдения за воздухом Малинского истребительного батальона в июне.  Изучая архивные документы мы все же надеялись найти упоминания о втором сбитом бомбардировщике, но тщетно – Михневский истребительный батальон так же указывал на один самолет 18.   Возможно, не лишены основания слова местных жителей о том, что «Хейнкель» сбил не «истребитель» – а «истребители».  Во множественном числе они упоминаются комиссаром 50-го истребительного батальона Курбатовым: «…25 июня сего года в результате воздушного боя и уничтожения вражеского самолета нашими советскими летчиками…» 17. Судя по всему, речь действительно идет о групповом воздушном бое, в котором Хейнкель-111 в паре сбили летчики-истребители Тикунов и Григорьев.

Подводя итоги поисковых мероприятий на местности и работы с  архивными источниками, можно составить следующую картину :  Хейнкель-111 с номером 4245, предположительно с аэродрома Сеща (Брянская обл.),  летел в группе самолетов  с целью бомбардировки военных объектов в районе Серпухова.  По тревоге  с  аэродрома  «Липицы»  поднялись истребители 178 полка. Капитан Тикунов в паре со старшим лейтенантом Григорьевым вели групповой бой, преследуя противника в северо-восточном направлении. Стрелки  Хейнкеля  оборонялись пулеметным огнем, но безуспешно – самолет был  сбит над аэродромом «Малино» и упал у д.Васильевское. При этом решающий удар по врагу нанес капитан Тикунов. Бой длился около 25 минут. Экипаж выпрыгнул с парашютами:  один из летчиков попал в плен, другой, судя по всему, разбился при неудачном приземлении, а остальные сумели скрыться.  

Конечно, данное описание отражает лишь общие моменты воздушного боя в районе Серпухов – Михнево – Малино, произошедшего 25  июня 1942 года. Тем не менее, нам приоткрылась  неизвестная страница Великой Отечественной войны, и теперь мы знаем имя летчика, уничтожившего вражеский самолет у деревни Васильевское. Причастность к данному воздушному бою Герасима Афанасьевича Григорьева все же не стоит считать доказанной, так как отечественные архивные документы не отличаются желаемой точностью, а немецкие сводки потерь Люфтваффе не являются исчерпывающе полными. Однозначно решить этот вопрос может только поисковая работа – найденный вражеский бомбардировщик, сбитый Героем Советского Союза Герасимом Григорьевым 25 июня 1942 года. 

Итак, Тикунов Иван Васильевич  –  родился в 1905 году в деревне Чиганак Аркадакского района Саратовской области. В 1929 году окончил летную школу Осоавиахима, и поступил на службу в армию. В 1930 окончил Борисоглебскую Военную Авиационную Школу Летчиков. С 1933 года в запасе. Работал пилотом гражданского воздушного флота,  в 1938 году участвовал  в поисках самолета «Родина», за что имел благодарность от правительства. С июля 1941 года в армии. Командир эскадрильи  178 истребительного авиационного полка,  в боях сбил 3 самолета противника. Отмечался как бесстрашный летчик истребитель.  За мужество и героизм в борьбе с вражеской авиацией  27 августа 1942 года награжден орденом Боевого Красного Знамени.  Дослужился до звания майора. Летом 1943 года стал летчиком испытателем на заводе №21 в Казани. 17 ноября 1943 года погиб при испытаниях самолета ЛА-5. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве 23.

О заслугах майора Тикунова мало кто знает  но, несомненно, имя  его  должно быть увековечено и в Ступинском районе.  Благодаря таким опытным летчикам  как он, были предотвращены многие жертвы и разрушения.


Автор: Кирилл Низамутдинов

Председатель Московской областной общественной организации “Историко-исследовательское общество “Белый камень”, руководитель поискового отряда “Истокъ”.

Список литературы и источников:
  1. Журнал боевых действий 6 ИАК ПВО; ЦАМО, ф.20530, дд. 20, 67, 96.[][]
  2. MMW – Mitteldeutsche Motorenwerke G.m.b.H., Leipzig.[]
  3. Сводки службы генерал-квартирмейстера Люфтваффе за 25.06. 1942г. Предоставил историк Михаэль Балсс (Michael Balss), Филиппины.[]
  4. Сводки службы генерал-квартирмейстера Люфтваффе за 1942г.[]
  5. Журнал боевых действий 6 ИАК ПВО; ЦАМО, ф.20530, д. 67, л.167, 168.[]
  6. Журнал боевых действий 6 ИАК ПВО; ЦАМО, ф.20530, д. 67, л.168.[]
  7. Оперативная сводка №0174 штаба 6 АК ПВО за 24.06.42г. ЦАМО, ф.135, оп.12770, д.71, л.465.[]
  8. Разведсводка №069 за 25.06.42г. ЦАМО, ф.135, оп.12770, д.71, л.473.[]
  9. Журнал боевых действий 6 ИАК ПВО; ЦАМО, ф.20530, д. 67, л.169.[]
  10. Журнал боевых действий 6 ИАК ПВО; ЦАМО, ф.20530, д. 67, л.173, 174.[]
  11. Оперативная сводка штаба 6 АК ПВО за 26.06.42г. ЦАМО, ф.135, оп.12770, д.71, л.478.[]
  12. ЦАМО, ф. 178 ИАП, оп. 271277, д.4. «Журнал учета сбитых самолетов противника 178 ИАП», л.6 об.[][]
  13. ЦАМО, ф. 178 ИАП, оп. 271277, д.3. «Журнал боевых донесений 178 ИАП», л.26.[]
  14. Наградной лист на Тикунова И.В. к награждению орденом Боевого Красного Знамени от 17.08.1942г. ЦАМО, ф.33, оп.682524, д.925, № записи 10479891, л.11, 12.[]
  15. ЦГАМО, ф.6632, оп.1, д.37. Журнал наблюдения за воздухом 52 истребительного батальона Малино», л.13.[]
  16. ЦГАМО, ф.4611, оп.1, д.60. Политдонесения Малинского ИБ за 1942г. л.59.[]
  17. ЦГАМО, ф.4611, оп.1, д.59. Политдонесения Михневского ИБ за 1942г. л.39.[][]
  18. ЦГАМО, ф.4611, оп.1, д.292. Парашютисты и диверсанты. л.1.[][]
  19. Драбкин А.В., «Я дрался на истребителе. Принявшие первый удар. 1941-1942», /Дудник Н.Д.», Эксмо, 2006.[]
  20. ЦАМО, ф. 178 ИАП, оп. 271277, д.4. «Журнал учета сбитых самолетов противника 178 ИАП».[]
  21. «Красная Звезда», газета, №149 от 27.06.1942г.[]
  22. ВНОС – войска воздушного оповещения, наблюдения и связи.[]
  23. Из биографии Тикунова И.В., составленной А.А. Симоновым; Наградной лист на Тикунова И.В. к награждению орденом Боевого Красного Знамени от 17.08.1942г. ЦАМО, ф.33, оп.682524, д.925, № записи 10479891, л.11, 12.[]