Корреспонденция от священника села Мясное (Михнево, Ступинский район) о праздниках в Серпуховском уезде

Московские церковные ведомости. – 1886. – № 10. – С 161 – 162.

Корреспонденция из Серпуховского уезда

В хозяйственных статистических сведениях, изданных Московским губернским земством за 2-й период 1885 года помещена на 116 странице корреспонденция землевладельца, интересная по своему содержанию и странному из нее выводу.

Вот часть корреспонденции, которая обратила на себя наше внимание.

“Бесчисленные праздники оказывают весьма вредное действие на правильный ход работ; вместо доброго религиозного чувства они развивают только гибельную привычку к лени и пьянству, отчего выигрывает один кабак. Вот, например, в мае месяце, в самый сев, крестьяне побросали работу с 1 числа и все праздновали, тратя драгоценное время и подрывая этим свое хозяйство. Весь май гуляли, пили, кутили, ленились. Чтобы не быть голословным, приведу доказательства. Судите сами. Мая 1, отдание Пасхи – пьянство – гульба. 2, Вознесение. Кутили, пили, пели, дрались. 3, Никто не работал; с похмелья болела голова. 4, в субботу вышли на работу. 5, воскресенье… на веселье! на похмелье! 6, царский день. 7, Знамение креста Господня. 8, Иоанна Богослова. Кое-где работали. 9, св. Николая Чудотворца. 10, Цареградие (?), Троицкая родительская, ходили поминать усопших родителей вином и блинами. 11, Кирилла и Мефодия. 12, Троицын день. 13, Духов день. 14, работали, но вяло. 15, Коронование Их Величеств. С 20 мая в нашей местности начинается затем ряд празднеств под названием Молящая (длится 6 дней). Значение этого слова на могли мне объяснить ни крестьяне, ни священник. Желавших работать старшина и старосты сгоняли с поля. Весь почти май прошел в кутежах и мотовстве кровных денежек, истраченных на угощение, ибо всем известно, что на Руси значит праздник! Когда 10 я сеял клевер по овсу, то пришли крестьяне и изъявили свое удивление, – зачем я сею в этот день Цареградия? Они убеждены, что все, посеянное в этот день, погибнет от града. Очевидно, они понимают слово “град” в смысле явления природы, побивающего посевы. Для пользы земледелия и нравственности число праздничных дней следовало бы сократить”.

Прежде всего нужно заметить, что из числа помеченных корреспондентом праздников многие не считаются днями нерабочими, по крайней мере, в довольно обширном мне известном районе, того же Серпуховского уезда, к которому принадлежит и корреспондент выше помещенной корреспонденции. Таковы, например, отдание Пасхи, 7 знамение креста Господня, 8 Иоанна Богослова, 10 же числа совсем нет никакого “цареградия”, а бывает обновления Царяграда, 11 в день Кирилла и Мефодия, равно, и в троицкую субботу не работают только те, кои приходят в храм для поминовения усопших, и это бывают по большей части старушки и другие неспособные к работе, остающиеся же дома занимаются обычно, как и всегда, своими работами. Сдается, что корреспондент намеренно, для доказательства своего положения, просто воспользовался календарем и умолчал о тех многих будничных днях, в которое крестьяне, без всякого повода, предаются пьянству, например, во время сенокоса, – сколько пропивается различных уголков, лощинок, кустов, пустырей? Не проходит дня, чтобы крестьяне не сходили раз или два в кабак всем сходом, – целым обществом, в котором бывают даже несовершеннолетние. А сколько будничных дней тратится в этих кабаках и пропивается кровных денежек по разным другим случаям, им же несть числа? То учитали старосту, то высаживали из старост, то вновь выбирали, то нанимали пастуха, то конюха, то чинили дорогу, то рассчитывали пастухов и конюхов, то пропивали по рублю с небывающих на сходах, то за потраву поля и т. д. и т. д. и при каждом подобном случае все в кабак. Но всего и не пересчитать. Неужели же виною всего этого празднички Господни? Горько ошибается корреспондент в своих поспешных выводах. Из православных христиан, почитающие праздники Господни и посещающие храм Божий, но не предающиеся нетрезвости, всегда в материальном отношении живут исправнее других, не посещающих храмов, пусть корреспондент не обленится походить в храм Божий и тогда он заметит, что те, которые почитают праздники и постоянно бывают в храмах, и в нравственном, и в материальном положении стоят выше тех, которые не чтут праздников и праздники для них (почитающих) не оказывают вредного влияния на ход их работ.

В нынешнее время и без сокращения числа праздников очень заметно, что храмы Господни посещаются весьма не усердно и именующиеся православными христианами не считают за грех не сходить в праздничный день в храм Божий, под разными предлогами, а чаще всего без всяких предлогов, по одной лени, проводя время службы нередко в кабаке за бутылкой вина. Сократите же число праздников тогда, и совсем опустеют храмы Господни, и те, которые теперь еще считают своим долгом сходить изредка в праздник в церковь Божию, тогда совсем позабудут о сем долге. Где же тогда православные, в нынешний век упадка нравственности, будут научаться и утверждаться в правилах веры и нравственности? Где бедняк найдет христианское подкрепление к безропотному перенесению несчастий, если не в храмах? Вот тогда-то православные, лишенные христианского ободрения в храмах, при своей нищете и бедствиях действительно будут “биться, как волны об утес” и, не находя нигде ободрения и утешения упадающему духу, будут носиться в волнах житейского моря и не обретая нигде тихого пристанища, как утлые ладьи будут погибать в бездне порока.

Корреспонденту, желающему  для пользы нравственности сократить число праздников, которые, по его понятиям, вместо доброго религиозного чувства развивают только гибельную привычку к лени и пьянству, следовало бы сказать совсем противное, а именно, что для пользы земледелия и особенно нравственности нужно поболее внушать крестьянам о христианском достойном провождении праздничных дней и позаботиться о прекращении, в такие великие праздники, как Вознесение Господне, Троицын день и др., гульбы, пьянства, кутежей, особенно общественных, как не соответствующих святости праздников, разъедающих нравственное и материальное состояние, и поражающих лень и другие пороки. И земство, заботящееся о материальном состоянии крестьян, которое (материальное состояние), по большей части, зависит от нравственного уровня, может, мне кажется, принять против сего зла (пьянства) некоторые меры, например, оно может усиленно ходатайствовать о прекращении торговли в питейных домах в праздничные дни, о запрещении ходить в питейные дома целым селением, или, как говорят сами крестьяне, всем “опчисвом” для пропития общественных сборов и других могарычей. Ибо эти общественные попойки, кроме траты времени и кровных денежек, своим безобразием разъедают нравственное состояние и порождают пролетариев.

С. Мяс. свящ. Михаил Ильинский.