Коломна, вид на Пятницкие ворота со стороны улицы Исаева, 2022 год

Дореволюционная пресса о преступлениях в Коломне

Представляем Вашему вниманию несколько статей из дореволюционной прессы начала XX века о настоящих детективных историях из жизни города Коломны.

Вне зоны доступа

В мае 1916 года молодой человек семнадцати лет забрался на телефонный столб где-то между Коломной и Зарайском и испортил линию. Было ли это действительно “озорство”, а может, завуалированный протест против научно-технического прогресса – история умалчивает.

В прессе тогда данный случай освещался как минимум трижды. Причем, несмотря на то, что фамилии подсудимых различаются, они созвучны друг другу (Черепанов и Селифанов), а такое нетривиальное преступление, вероятнее всего, было единичным, поэтому, видимо, в газетах писали действительно об одном и том же эпизоде.

“День”, 1916 год, № 1503 (343)

В военно-окружном суде слушалось дело крестьянина В. Черепанова, обвиняемого в порче телефонной сети между Зарайском и Коломной. Черепанов в мае месяце сего года забрался на телефонный столб и разъединил линии. Его предали суду по 270 статье, карающей смертной казнью. Военный суд нашел, что в данном случае не было злого умысла, а только озорство, и приговорил его к заключению въ тюрьме на 8 месяцев.

“Московские ведомости”, 1916 год, № 287

12 декабря в Московском военно-окружном суде рассматривалось дело о крестьянине В. Селифанове, 17 лет, который обвинялся в порче телефонных проводов между Коломной и Зарайском.

На суде было установлено, что преступление Селифановым совершено из хулиганства, без всякого злого умысла и корыстной цели, на глазах других парней.

Ввиду этого суд приговорил Селифанова къ тюремному заключению на 8 месяцев.

“Московские ведомости”, 1916 год, № 196

Военному суду предан крестьянин В. Селифанов за порчу телефонных проводов, соединяющих Москву с Зарайском и Коломной.

Детективная история с мошенничеством

Хитрые “схемы” и экономические преступления – не новость не только в наши дни: как оказалось, не новость это и для 1914 года. В 1914 году в Коломне произошла афера на крупную сумму денег (невостребованный вклад), хранящихся в уездном казначействе, с участием нескольких лиц. Причем, история эта – с генеалогическим акцентом, поскольку герои этого детектива – родственники.

“Московские ведомости”, 1914 год, № 99

27 апреля одним из чиновников Коломенского уездного казначейства по телефону было сообщено приставу города Коломны, что в казначейство явилась какая-то неизвестная женщина за вручением вклада более 1000 рублей, причем, личность ее внушает сомнения.

"Шевлягинская бассейка" в Коломне, фото 2022 года
“Шевлягинская бассейка” в Коломне, фото 2022 года

При расследовании выяснилось, что явившаяся за получением вклада есть коломенская мещанка Домна Иванова, 60 лет, находящаяся на призрении в местой богадельне; она была направлена въ казначейство за деньгами, хранящимися там на имя крестьянки Марии Васильевны Смирновой, зятем своим Петром Троицким, служащим писцом в Коломенской мещанской управе. При опросе Троицкого оказалось, что более недели тому назад ему встретился на улице бухгалтер Коломенского казначейства Петр Левицкий и предложил подыскать лицо, которое бы могло получить из казначейства более 1000 рублей денег, хранящихся там давно, никем не требуемых, – а потому подлежащих в скором времени перечислению в казну. Тогда же Левицкий дал Троицкому записку: “№ 3154, Анна Васильевна Смирнова” и пр., на имя которой следовало спрашивать деньги.

Несколько времени спустя Левицкий пришел к Троицкому в мещанскую управу узнать, нашел ли тот подходящее лицо; Троицкий указал на свою тещу Домну Иванову. Последняя сначала не соглашалась на предложенную ей комбинацию, но затем согласилась, и Троицкий 22 апреля изготовил от имени мещанской управы удостоверение на имя Анны Васильевны Смирновой. С этим удостоверением Иванова и отправилась 24 апреля в казначейство. Здесь ее встретил Левицкий, который, осмотрев удостоверение, направил обратно в управу к Троицкому, так как удостоверение требовалось не на Анну, а на Марию Смирнову. Троицкий немедленно изготовил удостоверение на Марию Васильевну Смирнову и подсунул его, как и первое, для подписи члену управы Миляеву. Последний подписал, ибо Троицкий, как давно служащий в управе, пользовался здесь доверием.

Ивановой, успевшей уже получить 963 рубля 53 копейки, было предложено несколько подождать выдачи процентных бумаг из другой кассы, и в это время даваемые ею сбивчивые ответы ввели в сомнение чиновников, которые стали наводить справки в мещанской управе; выдача удостоверения не подтвердилась не подтвердилась, и от Ивановой деньги были отобраны, и обо всем происшедшем сообщено полиции.

Дело передано судебному следователю.

Оставьте комментарий