Admin

О пожаре в городе Коломне в 1739 году

(Из собрания Чтений в Императорском обществе истории и древностей российских при московском Университете, 1896 г., книга III (178-я), изд. под заведованием Е. В. Барсова, стр. 35 — 36).

Правительствующего Сената в контору из Московской губернской канцелярии доношение.

Сего 1739 г. мая 9 дня в присланном в губернаменскую канцелярию из Коломенской канцелярии воеводского правления доношении объявлено: того мая 7 дня, в 9 часу дня, в Коломенской Ямской слободе учинился пожар и чрез самое краткое время перекинуло великим ветром в город, соборная церковь и прочие церкви Божие, дворец и канцелярия, денежная казна и присланные указы и дела погорели и архива вся без остатку сгорела, из которой казны несколько и дел самое малое число вывезено; а другой как казны, так и дел за жестоким и скороучинившимся пожаром вывесть было никак невозможно, к тому ж во вратах Пятницких на выезд из города чрез ров мост сгорел. И как город Коломна внутри церкви Божии, дворец и канцелярия и воеводский двор погорело все без остатку, посад и Ямская слобода погорело многое число, которого посаду и Ямской слободы осталось малое число, тако ж как в городе, так и в посаде погорело и людей несколько и о том Губернаменской канцелярии Коломенская канцелярия тем доношением доносила ко известию и объявляла, что о всем обстоятельно писано будет впредь. И по указу ея императорского величества и по определению губернамеской канцелярии в Коломну к воеводе и подушного сбору к офицеру послан указ, велено учинить сообщенье: 1) в Коломенской канцелярии оставшия деньги от пожару, или из них слитки, тако ж дела и письма запечатать воеводе самому и обретающимся у подушного сбору офицерам; 2) а по запечатании обще при себе учинить верные ведомости и росписи что где именно писем казны и прочего сгорело; 3) також при себе перечесть оставшия деньги и слитки вывесить по сортам и записать и сколько по счету денег и слитков весом явится, учиня ведомость, прислать в губернаторскую канцелярию… Того ради правительствующего Сената конторе Московская губернаменская канцелярия о вышеописанном сим доносит. (12 мая 1739 г.). (Дела Моск. Сенатской Конторы 1739 г. кн. 159 — 7829, л. 336 — 337).

Сообщил Действит. Член В. И. Холмогоров.

Опись Новиковского села Авдотьина в 1792 г.

(Белявский, М. Т. Опись Новиковского села Авдотьина в 1792 г. // Археографический ежегодник за 1973 год / изд. под ред. С. О. Шмидт, Ю. В. Андрюшайтите, С. Н. Валк, Н. А. Долдобанова, В. А. Дьяков, Б. К. Литвак. – Москва: «Наука», 1974. — С. 280 — 292.).

Опись с. Авдотьина, имения выдающегося русского просветителя Н. И. Новикова, находившегося в Бронницком уезде Московской губернии (примерно в 80 верстах от Москвы), была составлена после того, как по приказу Екатерины II был арестован, а затем без суда брошен на 15 лет в каземат Шлиссельбургской крепости. Одновременно с арестом были конфискованы его типография, книжная лавка и склад, где находились десятки тысяч изданных им книг. Искусственно был создан огромный долг, который каждый месяц возрастал за счет процентов. Создав его, Екатерина распорядилась в целях погашения взять под опеку все недвижимое и движимое имущество Новикова, а доходы с. Авдотьина использовать на уплату процентов. Опекунами были назначены брат Новикова Алексей, совладелец имения, и советник московского уголовного суда полковник Д. А. Олсуфьев, осуществлявший в апреле 1792 г. обыск в Авдотьине и арест Новикова.

Читать далее

Хонятино

Первое письменное упоминание о сельце Хонятино встречается в купчей Марковых – внуков посла Ивана III, Марка Толмача Волошенина Дмитриева (Марко Росса), — Николо-Угрешскому монастырю от 1541/1542 года (писана Третьяком Левонтьевым сы

с. Хонятино, Ступинский городской округ

ном Глебова, лета 7050).

В данной купчей игумен Николо-Угрешского монастыря Зиновий с братией купил «у Давыда, да у Окинфея у Овдулы, да у Петра у Меншика, да у Сесипатра у Килдеяра у Ивановых детей Маркова их вотчину в Коломенском уезде в Маковском стану село Хонятино, а в нем храм Егорей святый» [1].

Из грамоты также становится известно, что Иван Марков (гипотетический первый владелец Хонятино) к моменту продажи уже умер, а в купчей также указана княгиня Онтонида, вторым браком замужняя за князем Иваном Федоровичем Засекиным Баташовым [2].

Своим свекром в купчей Онтонида указывает Марка Дмитриевича – очевидно, того самого Марко Руссо (Марко Толмача), еще более раннего владельца Хонятино, о котором речь пойдет далее.

Читать далее